Главная   Арт-новости   Персоны   Иллюстрации   В продаже   Покупка   Рейтинг   Учебные заведения
АКИНДИНОВ АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ

Странник по другим измерениям.


Журнал «Наука и религия», г. Москва, декабрь 2008г., 1,2 стр. обложки, 52 стр., «Странник по другим измерениям». Автор – Айдинян Станислав.

Художник из Рязани Алексей Акиндинов родился в 1977 году, но, несмотря на молодость, уже сумел завоевать известность и популярность. В текущем году он стал дважды лауреатом – национальной премии «Русская галерея XXI век» и международного конкурса живописцев на ВВЦ. О его успешности говорит и тот факт, что работы художника заинтересовали всемирно знаменитого итальянского дизайнера и коллекционера Роберто Кавалли; для перечисления же всех галерей и частных коллекций мира, где хранятся полотна А. Акиндинова, понадобилось бы слишком много места.

Член президиума Российской Академии художеств Александр Рожин так характеризует творческую манеру молодого художника, им самим определяемую как «орнаментализм»:
«Акиндинов вводит в живописную структуру орнаменты и узоры, перекликающиеся с персидскими арабесками, знаки и символы, наполняющие его картины закодированным смыслом, вызывающие неоднозначные ассоциации. Его система художественного осмысления реальности базируется не только на образно-эмоциональной стороне восприятия, но и подключает к эстетическому процессу логину и эрудицию...

Древний мир посредством орнамента выражал свои эстетические идеи, Восток упивался с древних времен орнаментальными изысками, религиозные системы, склонные к пантеистическому восприятию мира, придают орнаментальным мотивам особый смысл. Средневековье дало высочайшие образцы этого искусства и в вихрях плетёнки ирландских рукописей, и в увитых арабесками дворцах. Эпоха Раннего Возрождения соединяла в своих произведениях декоративное начало и приближенное к реалистическому изображение людей. Но в то время орнамент являлся декоративным обрамлением, не затрагивающим изображаемое тело человека. У Алексея Акиндинова орнамент пронизывает все видимое поле картины...

Несомненно, произведения Алексея Акиндинова являются неординарным воплощением творческой мысли, в них органично сосуществуют медитативная созерцательность и практически выверенная концепция художественного решения образных задач. В этом – одна из привлекательных сторон его самобытного искусства».
Вглядитесь: персонажи картин А. Акиндинова либо созерцают что-то таинственное, либо ожидают его. Помимо магии орнамента, в них присутствует и магия ожидания. Она заметно чувствуется в картинах «Знамение», «Альфа и Омега», в зимнем оцепенении, запечатленном в «Полуночи».

Ожидание ветхозаветного пророка исполнилось, и мы видим на картине «Видение Иезекииля», как пророк благоговейно созерцает явление ему Славы Божией. Фигуративная композиция «Видение Иезекииля», не отступая от принципа орнаментализма, который художник берет за основу своего творческого метода, представляет собой и своеобразное прочтение библейского сюжета.

Поэт и полиглот Вилли Мельников (на сегодняшний день в его активе 104 языка), случайно увидев картину Акиндинова «Баловень», прочитал в орнаменте и узорах полотна текст на языках кохау-ронго-ронго, икшью, уавниффа и тлацкотекль. Акиндинов и не слышал о таких наречиях, а Вилли объяснил этот феномен неосознанным чэннелингом: мол, пробил Алексей коммуникационный канал (chennel по-английски) в ноосферу и «качает» в свои картины из «Всемирной Библиотеки», сам того не ведая.

Вот что говорит В. Мельников об образе Звездочета, не раз возникающего на полотнах Акиндинова: «Самый сквозной персонаж в работах Алексея Акиндинова – Звездочет. Я уверен: он – не только и не столько дань детскому увлечению художника астрономией. Звездочет воспринимается как одно из непреходящих творческих «я» автора, в глубине души осознающего себя переводчиком с языков занебесья на наречия Земли и обратно. А может, – гидом-сталкером по тропам между различными нишами сознаний и событий; тогда все его полотна выдают в себе страницы бортжурнала странника по другим измерениям».

Образ «Звездочета-современника», помещенный на обложке журнала, Вилли Мельников прочитывает на таких языках, как юкагир, рапануи, нортумбийский, фарер. Из этого прочтения возникает загадочно-интригующий текст, в котором опять же слышен мотив ожидания. Текст звучит так: «Мне бы стать губами пробуждений хмеля твоих полуночий от трезвости ресниц чужих пробуждений!»

Заумное отнюдь не всегда означает бессмысленное, иногда оно есть то, что находится в других измерениях, по ту сторону ума.

Источник: 2008.
user-8296

  • Акиндинов Алексей Петрович - [ Все материалы ]
  • Главная   Арт-новости   Персоны   Иллюстрации   В продаже   Покупка   Галереи   Учебные заведения   Сайты